Проклятие структуры

perpen

В Т—Ж вышла статья про инвалидов: что им положено, как это получить, вот это все. Для редактора это история про то, как список статей закона превратить в статью, которую издадут в Т—Ж, а потом, быть может, прочитают и поймут. Не повторяйте в домашних условиях.

Автор принесла отличную историю и покопала законы. У статьи сразу был порядок с тем, кого считают инвалидом, как присваивают группу и как потом получить плюшки от государства. Плюшки автор взяла из законов — и оформила по той же логике:

Инвалиды III группы
Социальная пенсия такая-то.
Страховая пенсия такая-то.
Дополнительные выплаты такие-то.
Коммунальные льготы такие-то.
Налоговые льготы такие-то.

И так по всем группам инвалидов и всем плюшкам.

Это беда, которую я про себя называю проклятием структуры. Смысл в том, что когда автор работает с источником, то копирует его формат, пусть и невольно. Так получается потому, что информацию проще усваивать в том формате, в котором она изложена. Сам грешен. Преодолеть проклятие не так просто еще и потому, что чужие статьи простым смертным часто кажутся лучше, чем их собственные.

Я не знаю универсального заклинания для снятия этого проклятия. Обычно я просто тыкаюсь носом как слепой котенок, и иногда что-то получается.

Ложный след

Первое, что бросилось в глаза — куча повторов. Если какая-то льгота есть у инвалидов III группы, она есть и у инвалидов II и I. Кажется логичным сначала написать то, что есть у самой маленькой группы, а потом просто добавлять льготы с каждым новым разделом.

Но это не работает. Если статью придет читать человек с инвалидностью, скажем, первой группы, ему придется прочитать два раздела, запомнить, что там было и чего не было, а потом сравнить со льготами из своего раздела. Фигня. А читатель без инвалидности сломается уже на первом разделе, потому что у него нет причин читать законы.

Структуру надо ломать напрочь.

Табличка

Следующая идея — сделать табличку. Сверху перечислим группы инвалидности, сбоку — плюшки, а в ячейки запихнем суммы пенсий или плюсы-минусы для льгот. Получилось что-то такое:

table1

Тут куча проблем: часть таблицы — цифры, часть — буквы, цифры хочется сложить, а итог поставить негде. В некоторых ячейках дофига текста, потому что в законах куча условий. Например, инвалидам I группы не надо платить за проезд в общественном транспорте, но только если инвалидность по зрению или человек не может нормально передвигаться. А еще за проезд не надо платить тем, кто его сопровождает. И кажется, что все условия строго нужны — а из-за них таблица расползается и разваливается. Печаль.

Но идея все равно нравилась, поэтому попробовал поковыряться.

Цифры — отдельно

Когда уже придумал, это кажется очевидным: поделить табличку на деньги и не деньги, деньги посчитать и сложить. А что значат цифры, объясним перед самой табличкой. Получится вроде бы неплохо: сначала расскажем, что там за деньги, потом покажем суммы.

money

Многострадальные льготы

С льготами сложнее. Перечислять по группам инвалидности — не работает. Поставить в табличку — не влезает. Стало понятно, что условия придется все равно расписывать в тексте.

Методом исключения дошел до того, чтобы все расписать перпендикулярно бывшей структуре: там по группам инвалидности, а тут — по группам льгот. От текста все еще попахивает законами, но повторов уже меньше. Вот небольшой кусочек:

lgoty

Из новой структуры выпадают только дети-инвалиды, потому что у них много своих льгот. Ну и ничего страшного — читатель же не запутается.

Но остается большая проблема: человеку с инвалидностью все еще сложно просто так взять и увидеть, что государство ему должно. Теперь у нас все по группам льгот, и ему придется выискивать свою группу во всех подразделах. Ему бы хорошо показать табличку.

Внезапно все срослось. Раз условия мы уже описали в тексте, в табличке они не нужны, и там можно позволить себе формулировки вроде «иногда» и «500–3000 ₽». Читатель увидит, что ему что-то положено при определенных условиях, а что именно и когда — прочитает в тексте.

Волшебство верстки

К сожалению, даже в упрощенном виде табличка оказалась слишком большой и сложной, чтобы заверстать ее в статью. Но виртуозы Т—Ж нашли выход: засунули ее гугл-таблицы, а в самой статье дали на нее ссылку.

table 2

Подсветить узелки

Как-то автор принес в «Тинькофф-журнал» статью о получении квоты на операцию. С теорией, личным опытом, ссылками, цитатами, картинками — все, как мы любим. Я прочитал — и ничего не понял. В статье было все, чтобы причинить пользу читателю, но она этого не делала.

Теория и опыт: полет нормальный

Обычно, когда в статье есть теория и опыт, они друг друга дополняют.

Скажем, в статье о том, как поменять смеситель, можно перечислить ключи, которыми откручивают гайки (или как это правильно называется). А потом рассказать, как пробовал открутить ржавую гайку разводным ключом, проклял все и сходил на рынок за торцовыми. В эту степь можно уходить как угодно далеко: как они выглядят, сколько стоит, что советуют продавцы, что пишут в интернете. Читатель все равно будет понимать, где сейчас находится и о чем речь.

В статье об уходе за съемным зубным протезом можно рассказать, какие продают чистящие средства, как они работают и чем отличаются. А потом добавить, что по личному опыту проще лучше всего справляется обычный «Пемолюкс».

В статье о выборе авокадо можно написать, что зрелое авокадо — мягкое. А потом полирнуть видосиком, где сравнить спелое авокадо с перезревшим.

Ни в одной из этих статей не нужно объяснять, как помогает опыт — это и так очевидно.

Все пошло не так

В статье о квоте тоже была теория и тоже была практика. Они были об одном и том же: автор следовала инструкции Минздрава, и у нее получилось как получилось. Но ее опыт никак не дополнял инструкцию. Сделать какие-то выводы не получалось.

В инструкции Минздрава — три комиссии, все чинно и непротиворечиво:

идеальная теория

Опыт автора выглядел примерно так:

Жизненный опыт

Мы сделали несколько подходов. Пробовали рассказать сначала всю теорию, потом — весь опыт. Получалось две разные статьи. Пробовали ставить по шагам: шаг теории — тот же шаг на практике. Не работало: на практике шаги переплетаются и наползают друг на друга.

Мы поняли, что эту теорию с этим опытом не подружить — а как иначе сделать статью полезной? Она все прочнее прилипала к столу.

Как все выжили

В конце концов мы поняли, что опыт не обязан дружить со всей инструкцией. Нам же надо, чтобы читатель увидел, как система работает в ключевых моментах. Завернули заявление — написать, почему завернули. Прошли две комиссии сразу — написать, как так получилось. Получили квоту за один день вместо месяца — написать, какие документы в этом помогли. Пусть инструкция и опыт касаются друг друга только в отдельных точках — о них и расскажем.

Не получается стройной картины — хотя бы подсветим узелки:

Подсветить узелки

Прием не идеальный: статья все еще оставалась сложной. Но у читателя появился шанс разобраться хоть в чем-то. Чтобы как-то ему помочь, мы добавили раздел, где попытались подготовить к сложностям, а потом еще один, где переживаем эту сложность вместе с читателем.

Статью выпустили.