Где кончается власть богатства

Деньги сильно упрощают жизнь. Жить в просторной квартире удобнее, чем в хрущевке, а ездить на БМВ безопаснее, чем на «Ладе». Все хотят больше денег, и в этом нет ничего зазорного. По деньгам часто судят об успешности человека.

Проблема в том, что наличие денег мало говорит о самом человеке. Если человек богат, то мы понимаем, что он добился успеха, но и только. Он мог заработать состояние на рудниках или выиграть в лотерею, пройтись по головам коллег или стать всенародным любимцем — предположить можно что угодно. Поэтому деньги — ценность вторичная.

Внутренние ценности работают иначе. Если мы слышим, что человек ответственный, на ум приходят картины из жизни, которые мы ассоциируем с ответственностью. Мы думаем, что человек отвечает за свою работу, не опаздывает на встречи и заботится о семье. О человеке складывается мнение. Внутренние ценности определяют характер.

У всех свои ценности, и все они важны. Если бы все были ответственными, жить стало бы невыносимо скучно. Для меня же главная ценность — щедрость, и вот почему.

Кадр из к/ф «12 стульев»
Монументальное полотно «Сеятель, разбрасывающий облигации выигрышного займа». Кадр из к/ф «12 стульев»

Щедрость — это умение жертвовать. Не только деньгами, жертвовать можно чем угодно: временем, силами, принципами. Звонок родителям, поздравление противника с победой, помощь коллеге — все это жертвы. Мы что-то тратим, чтобы другому стало лучше. Звучит просто, но на практике все иначе. Фокус в том, чтобы жертвовать естественно. Жертва не должна казаться жертвой.

Настя и Лена — методисты городских библиотек. Они раздают задания библиотекарям и принимают выполненную работу. Каждый месяц они составляют отчеты, от которых зависит зарплата библиотекарей.

Настя — тиран. Библиотек много, а она одна. Задания рассылает общим письмом, а если библиотекари чего-то не понимают, это не ее проблема. Если у библиотек мало «лайков» в Фейсбуке, а в 15:00 еще не присланы анонсы мероприятий на следующий месяц, это они виноваты. Значит, не хотят работать. Задания выполняются плохо, Насте часто приходится их переделывать. Она засиживается на работе допоздна и режет зарплату библиотекарям. Ее ненавидят все подчиненные.

Лена работает иначе. Она не ограничивается письмами. Если нужно, объяснит задачу по телефону или приедет в библиотеку. Покажет, как организовать выставку и найдет, кого пригласить на мастер-класс. Она не считает лишним пожелать подчиненному хорошего дня или поделиться фоткой крутого котенка. Лена тоже засиживается допоздна, но не потому, что ей приходится переделывать работу за подчиненными. Она трудится над новыми проектами или помогает Насте. Библиотекарям Лена с чистой совестью прибавляет зарплату, и ее все любят. Щедрость окупается.

На щедрости завязано много внутренних ценностей. Если жертвовать принципами, можно научиться прощать — все совершают ошибки, и у каждого своя правда. Эго укрощается, чтобы стать взрослее и ответственнее. Щедрость помогает стать лучше, поэтому она для меня так важна.

Внешние ценности преходящи. Представьте, что случилось стихийное бедствие, и цунами разрушило ваш дом и смыло все деньги. Все, что у вас осталось — это вы сами. Если вы все еще себе нравитесь, с внутренними ценностями порядок. Если нет — это повод над ними задуматься.


Учусь писать и сокращать в Продвинутом курсе Главреда Максима Ильяхова и Люды Сарычевой. Публикую работы в блоге, чтобы не потерялись.

«Осторожно, двери закрываются»

В продвинутом курсе Максим Ильяхов рассказывает, как избавиться от канцеляризмов — избыточных политкорректных оборотов, которые засоряют текст. Максим переделывает плакат из московского метро, который предупреждает, что двери скоро закроются.

Исходный плакат выглядит так:

metro1.jpg

Видел новый вариант плаката, в нем «прерывистую индикацию сигнала красного цвета» заменили на мигание (чудо!). Но на этом автор иссяк. Впрочем, старые плакаты никуда не делись.

Вот как исправляет текст Максим:

metro2.jpg

«Неидеально, но бодро», — пишет он и призывает присылать свои варианты.

Но если «дверь вот-вот закроется», нужно поторопиться, без меня уедут! Попытался улучшить.

Вот мои варианты с комментариями Максима:

«Мигает лампа красная, не входи — опасно» Из-за стишка сразу становится несерьезно. Чтобы использовать стих, нужно добавить туда агитационный плакат.

Можно было написать так: «Мигает лампа — не входи». И все. Было бы эффектнее.

Если «опасно для жизни» Когда добавляете про опасность для жизни, сразу появляется аргумент «А мне будет безопасно!»
Если «Риск не стоит твоей жизни» А это уже заигрывание с читателем. Он ответит: «Откуда вы знаете, что стоит, а что — нет? Я сам решу».

Пришлось искать другой подход. Что если помочь человеку сделать вывод самостоятельно? Полез в статистику, и вот что получилось:

metro-placard3.png

Максим попросил разрешения включить этот вариант в рассылку. Чувственный опыт победил канцеляризмы и агитацию.

Максим Ильяхов о чувственном опыте

P. S. А так выглядит лиссабонский вариант плаката:

metro-lisbon.jpg

Подпись можно перевести как «Не прислоняться к двери». Но такой картинке и подпись не нужна.


Учусь писать и сокращать в Продвинутом курсе Главреда Максима Ильяхова и Люды Сарычевой. Публикую работы в блоге, чтобы не потерялись.

Как бы сегодня выглядел световой меч

Давным-давно, в далекой-далекой галактике, Люк Скайуокер победил своего отца, Дарта Вейдера, в историческом поединке на световых мечах на борту недостроенной «Звезды Смерти II». В итоге грозное оружие империи было уничтожено, Император Палпатин погиб, а Дарт Вейдер вернулся к Свету. К тому моменту световые мечи существовали уже 15 500 лет. Скорее всего, Люк об этом и не подозревал.

Мы нужной технологией пока не владеем, однако интересно представить, как бы выглядел современный световой меч и какое бы место он занял в нашей жизни.

Первые световые мечи были грубыми, расходовали много энергии, и сражаться ими было неудобно. Меч соединялся с блоком питания на поясе джедая гибким кабелем, который стеснял движения и не давал метнуть оружие во врага. Это был предмет культа, символ, который подчеркивал принадлежность воина к ордену рыцарей-джедаев. Понадобились тысячи лет и прозорливость Темных лордов империи ситхов, чтобы поместить элементы питания в рукоять меча и превратить музейный экспонат в оружие, которым Люк бился с Дартом Вейдером. С научным прогрессом в далекой галактике не спешили.

Джедайский меч в разрезе
Так выглядит в разрезе меч Энакина Скайуокера, он же Дарт Вейдер. Без Силы такой не собрать. Картинка из «Вукипедии»

Нам биться ни с кем не нужно, так что световым мечам осталась бы роль «предметов культа». Густо обсыпанные блестящими каменьями, они бы украшали пояса олигархов, чиновников, банкиров, нефтяных магнатов, судей, патриархов и прочих Воинов Света и Защитников Справедливости.

Конечно, конструкцию меча пришлось бы поменять, ведь джедаи и ситхи создавали их с помощью недоступной нам Силы. Зато у нас есть смартфоны, и световые мечи стали бы умными аймечами и гугл-мечами. Они бы измеряли пульс, давали советы по диете и говорили голосом Тины Канделаки. И, конечно, с них можно было бы сидеть в Фейсбуке и Твитере.

Сложно сказать, сколько продлилась бы мода на световые мечи. Хочется надеяться, что впоследствии легендарному оружию из далекой-далекой галактики нашлось бы полезное и мирное применение. Например, нарезать тосты.


Учусь писать и сокращать в Продвинутом курсе Главреда Максима Ильяхова и Люды Сарычевой. Публикую работы в блоге, чтобы не потерялись